Ladin
Нечего сказать

Ну, это одна из старых заморочек. Про вербализацию. Это не всё моё, здесь есть вторичные мысли от Витгенштейна и Хаксли.

Основная идея в том, что слова не могут выразить то, что мы переживаем. Между объектом и словом, которое оно обозначает всегда остается зазор, они не так уж плотно подогнаны. Есть нюансы значений слов и различные названия для одних и тех же предметов. И между ситуацией и её описанием тоже есть этот зазор. Ясное дело, что в изначально вербальных науках (таких, как право) этого нет. В основе слова и описываются слова, все ок.

Витгенштейн кажется (я не то что не помню, я сомневаюсь в понимании) именно это имел ввиду, когда говорил, что всё, что можно сказать, можно сказать просто, а всё остальное можно только показать. Т.е. наглядно показать, тогда не будет вербального зазора.
Похоже на Хаксли тем, что он называл исскуство символом реального мира. Оно тоже пытается приблизиться (пусть даже не по внешнему описанию, а по внутреннему смыслу) к объекту. Искусство как бы макет.
Я для себя это понял через геометрию Мир как бы криволинейный, а слова - прямые. И наши словесные (не могу подобрать слово, изгибания, упражения, извращения, примерно так) - попытка описать кривой мир через прямые слова. Как будто вписываем в окружность многоугольник, пытаясь максимально приблизиться через увеличение числа сторон. Я очень люблю метафоры, это возможность построить такую ломаную (или 10 разных), чтобы было понятно, что я чувствую (невербализованные чувства тоже кривые, ну это ясно).

Но это первая сторона. А вторая - интерпретация. Чтобы меня понимали совсем хорошо, нужно не только построить подробный скелет, но и чтобы у собеседника было похожее представление о плоти. Потому что после принятия моей ломаной он опять ее скривляет для себя, и идеально, если у нас одинаковые представления о том, как это делать.
Если смотреть обыденные вещи, то мы все находимся в одном контексте и можем хорошо понимать друг друга. Когда дело доходит до областей, в которых мы сталкиваемся реже, то общих традиций интерпетации уже нет. В этом плане "Школа" какого-либо ученого (как школа Курта Левина в традициях гештальт психологии) это не столько те, кто читает его книги, "скелет мыслей", а скорее другие, которые учились у него, или у его учеников, вообщем они находятся в одном смысловом контексте и интерпретируют этот скелет одинаково, наращивают одинаковую плоть на него.
Понятно, что эти традиции интерпретации - междустрочные вещи. Их тоже нельзя вербализовать (понимай мои слова вот так - это тоже попытка вписать в круг многоугольник). Их тоже можно только показать, или уловить, или косвенно навести.
Я думаю, поэтому образование избыточно, особенно в университете, цель не только дать саму информацию, но и ввести в контекст. Я уже писал об этом вроде, начиная думать как психолог, я уже даже по самой схематичной, приближенной ломаной могу воспроизвести кривую из этой области, мне не нужно объяснять это так же многословно и понятно, как раньше.
Мне кажется, в этом суть хороших книг, не только описание событий, но и построение контекста, междустрочной атмосферы, восприняв которую, можно прочувствовать текст даже по схематичным наброскам. Ну и хорошие учителя, ясное дело.


Мои отсылки к Витгенштейну и общей семантике ошибочны.
Витгенштейна я кажется не понял, а общая семантика говорит по сути о том, что слово и его значение - разные вещи, и переносит это в контекст общения. Но она не распространяется дальше слов. Идею, что вещь и её значение - разные вещи, они не трогают.
запись создана: 10.10.2010 в 01:36